Имя в искусстве | К 100-летию со дня рождения великой русской певицы Марии Николаевны Мордасовой

 

Виктор Силин


 

Входная дверь то и дело непрестанно хлопала. И всякий раз в репетиционную вместе с хористами и плясунами нахально вваливался клуб ледяного воздуха. 

- А мороз точь-в-точь как в сорок третьем, и сугробы намело – не пройдешь – не пролезешь. Я, вот, нынче полные бурки снега набрала, пока бежала на репетицию, - первое, что выпалила Настя Кузнецова всей честной компании хористов, уже чин - чином выстроившихся в одну линию. 

- Да у тебя, подруга, и нос как у Деда Мороза, - весело подмигнула Мария Мордасова. – Краснющий! – И крепко обняла Настю за плечи, прижала к себе.

 

 
Мария Мордасова. 1960 г. Фото из архива «Коммуны»

В тот день исполнялась третья годовщина, как Воронеж освободили от немцев, и по сему поводу намечался большой концерт Воронежского хора. А с утра – генеральная репетиция. Все не то чтобы явно мандражировали, но чувствовалось какое-то внутреннее волнение. Оно заставляло собраться, сгруппироваться. 

А тут ещё спозаранку на репетицию пожаловали первые участницы крестьянского хора Митрофана Ефимовича Пятницкого, а ныне – колхозницы, Кривцова и Калашникова. И от этого волнение ещё больше усилилось: как они, познавшие уроки выдающегося фольклориста, оценят их пение? 

Из небольшой комнатки, расположенной притык к репетиционной, друг за другом вышли худрук Воронежского хора и композитор Массалитинов, директор Рогинская и участницы хора имени М.Е.Пятницкого Кривцова и Калашникова. Обе были в валенках, с накинутыми на плечи видавшими виды шаленками, когда-то черными в редкую полоску, а теперь изрядно полинявшими, ставшими серыми и невзрачными. 

Обсудить эту статью на форуме (0 ответов).
 
В конце 1930-х годов завершился период реорганизации гармонного производства в Кирилловском районе. Он был связан с переходом от кустарного изготовления гармоний мастерами-надомниками к артельному производству. Артель «Северный кустарь» была организована в селе Благовещенье в конце 1917 года из мастеров гармонного дела на базе ремесленного класса при Благовещенском училище[1]. Первым руководителем артели стал Дмитрий Данилович Шитов, его сменил гармонный мастер Василий Максимович Оленин. В связи с ростом производства были открыты гармонные артели в деревнях Данильцево, Верхняя Гора, Яршево. Количество артельщиков увеличивалось. Если в 1925 году их было 68 человек, то к концу 1930-х годов - 356 человек. Кадры артели пополнялись за счёт сельских жителей из окрестных деревень. В апреле 1936 года гармонные производства в Кирилловском районе объединились в артель «Северный кустарь», которая вошла в систему Ленинградского областного радиомузыкального союза. Административно-экономический справочник по районам Ленинградской области за 1936 год перечисляет в Кирилловском районе 9 цензовых предприятий, принадлежащих, главным образом, промысловой кооперации[2]. Наиболее значительными из них названы две артели по производству гармоний. С 1937 года в связи с образованием Вологодской области артель «Севкустарь» перешла в систему Вологодского областного культпромсоюза. Председателем артели стал Василий Фёдорович Суслов, главным конструктором - Александр Михайлович ПановВ этом же году «Северный кустарь» приступил к реконструкции церкви Благовещения Пресвятой Богородицы (XVIII в.) в селе Благовещенье, переданной для производственных нужд гармонной артелиС храма сбили кресты, сломали купола, разбили колокола. Настенную живопись закрасили масляной краской, в алтаре установили локомобиль с динамо-машиной. Приспособление здания церкви для производственных площадей способствовало качественному росту выпускаемой продукции.

К началу 1940-х годов артель «Северный кустарь» занимала видное место в промышленности Кирилловского района. Одной из лучших производственных единиц в артели был голосовой цех, возглавляемый В.М.Малютиным. В коллективе был внедрен суточный график, что содействовало укреплению дисциплины на производстве[3]. В рабочий процесс внедрялась рационализация. Например, по предложению А. Ухачева в артели приступили к выпуску механики на качающихся валиках, что упрощало производство, давало возможность экономии. Эффективное использование оборудования и внедрение рационализаторских предложений должно было способствовать выпуску продукции на сумму более 4 миллионов рублей. Выполняя постановление партии и правительства по увеличению производства товаров широкого потребления и продовольствия из местного сырья, артель «Севкустарь» за I квартал 1940 года выполнила план на 113,4%[4]. Коллектив артели произвёл 2087 баянов, 1298 полубаянов, 1637 хромок и 2587 детских гармошек. У артели было своё подсобное хозяйство, столовые, общежития, детский сад, клубные учреждения, организация ОСОАВИАХИМА[5]. В перспективных планах артели было расширение производственной базы, внедрение новых технологий, улучшение труда работников.

Обсудить эту статью на форуме (7 ответов).

garmon2Саратовскую гармонику  местные  музыканты покупают  неохотно. А вот в качестве вип-подарка  изделия пользуются спросом.

Стоимость нового инструмента, уже несколько лет выпускаемого в Саратове ООО «ЛИСЕР», далеко не каждому по карману – порядка 50 тысяч рублей. Для сравнения, в советскую эпоху изделие стоило относительно недорого – сначала 28 рублей, затем 47.

Сейчас по льготной цене гармоники продают музыкальным школам по 42 500 рублей. Покупателей на изделия немного, хотя в качестве вип-подарка гармошки пользуются спросом. Еще одна статья дохода  мастерской – реставрация старых, еще советского образца, гармошек, которые в Сараов присылают со всей страны.

—  Продажа гармоники – это не бизнес, а скорее социальный проект. Хочется возродить инструмент: чтобы в руках гармониста была именно саратовская гармоника, —  уверяет Сергей Липатов, директор ООО «ЛИСЕР».  – У нас инструмент приобрели пять музыкальных школ, в детскую студию «Топ-Топ» мы даем гармонику поиграть. Часто инструменты дарим – экземпляр презентовали краеведческому музею, гармонику подарили полпреду ПФО Михаилу Бабичу, еще один инструмент уехал в Китай.

Высокую цену, как объясняет Сергей Липатов,  диктуют затраты на комплектующие. Одни только «голоса» стоят 17 тысяч. Но в планах предпринимателя – удешевить гармонику.

— Мы ведем переговоры на поставку комплектующих с  известной чешской компанией. Отправили гармонику в Чехию, получили назад с их «голосами». Сейчас ждем цену. Если все сложится удачно, то гармоника будет представлена в трех вариантах – концертная, ученическая и сувенирная, — поясняет Липатов.

Подарочные и ученические экземпляры гармоники могут стоить 20-30 тысяч рублей, однако об их серийном выпуске, помогающем снизить цену, пока говорить не приходится.  Саратовские инструменты сейчас пополняю т, в основном, частные коллекции (один экземпляров приобрел сотрудник аппарата президента), спрос на нее есть и у профессиональных музыкантов А вот дефицита мастеров по производству гармошки сейчас в Саратове нет.

— Если говорить о продвижении бренда, то мы стараемся презентовать саратовскую гармонику в других регионах. Выставляли в Сочи на Олимпиаде. Недавно вернулись с всероссийского фестиваля культур регионов. Ездили туда за свой счет с нашей гармоникой музыкальные ансамбли из Самары, Элисты выразили желание приобрести изделие, — говорит Липатов.

Источник

Каждая российская область чем-то знаменита: тульская –  медовыми пряниками, ростовская – нежной финифтью, а саратовская – уникальной гармоникой! И чтобы увидеть это чудо, "НА" отправился в гости к Владимиру Андреевичу Комарову, потомственному мастеру, директору и основателю Музея саратовской гармошки.

С валдайскими колокольцами

В середине 19 века жили в Саратове братья Карелины, именно им в голову пришла мысль создать необычную гармошку - с перезвоном! Отправились мужчины на Валдай, закупили там знаменитые колокольчики, - примерно 150 штук, –  привезли домой. И изобрели доселе невиданную технологию: в специальном коробе размещаются молоточки,  бьющие по колокольчику, в результате напевы традиционной немецкой гармошки, (а именно от нее и пошла саратовская), сливаются с мелодичным звоном, рождая чудесный, неповторимый звук, те самые саратовские переборы, вскоре ставшие знаменитыми и узнаваемыми по всей Волге.   

Капризный характер

- Мой отец работал на гармонной фабрике с 1945 г., туда же привел и меня, - рассказывает Владимир Андреевич. – Начинал я сборщиком, потом стал наклепщиком голосов – высшая категория профессионализма. Именно от наклепщика зависит, как будут звучать язычки – главные голоса саратовской гармошки. Чуть-чуть ошибешься, не так выпилишь, не правильно прикрепишь — инструмент будет безнадежно испорченн.

Больше века играла гармошка почти в каждом саратовском дворе, были здесь свои, самобытные группы и ансамбли, выступавшие по всей стране. Легендарный герой гражданской войны Василий Иванович Чапаев любил под нее плясать  и даже пытался научиться играть, не вышло, говорят, ему медведь на ухо наступил. Впрочем, не далась капризная гармонь и первому советскому космонавту Юрию Гагарину, хотя несколько лет играл герой в духовом оркестре местного дома культуры "Трудовые резервы".

- Сложный инструмент, - объясняет Владимир Комаров, - на сжиме и разжиме звуки совсем разные. Даже баян или аккордеон в этом плане проще, у них одна кнопка соответствует одному тону. Здесь же надо виртуозно владеть мехами, что далеко не каждому удается. К тому же еще недавно даже нот для саратовской гармошки не существовало, учились на слух. Представляете, каким он должен быть тонким? Почти идеальным! 

Позвонил земляк. Прочитал в «СБ» мой материал о нашей малой родине, нашем детстве, наших людях. Естественно, многое вспомнили. Земляк спросил: «А как твой друг, гармонист? Наверное, уже давно народный артист?». Будто кто–то уколол сердце иголкой. Невзначай. Но очень больно.


Мы начали дружить, когда мне было 7, ему 12. Витя Мандрик простудил шею. Вскочили фурункулы. Каждый вечер он приходил к нам домой. И мой отец, сельский фельдшер, делал ему какие–то процедуры и перевязку. А потом мы играли в войну. Самодельные деревянные пистолеты. В стволе — прожженное раскаленной проволокой отверстие. В нем — выструганный из сосновой планочки толкачик, приводимый в действие туго натянутой резинкой. Закладываешь в «дуло» горошину. Щелк — и толкачик выстреливает «пулю» в противника...


Когда лечение благополучно закончилось, Витя позвал меня в гости. Не помню, как меня встретили его родители — дядя Рыгор и тетя Ганэта. Не помню тогдашнюю обстановку их дома. Не помню ничего. Кроме музыки. Витя играл час, а может, два... Я сидел притихшей мышкой на краешке стула. И слушал. В деревне да и в окрестностях было немало гармонистов. Взрослые, умелые, многоопытные. Они играли в клубе, на праздниках, свадьбах, крестинах. Хорошо играли. Но так, как играл Витя, не играл никто. Переборы, переливы, неожиданные многослойные аккорды. Знакомые мелодии приобретали какой–то особенный завораживающий колорит.