Мария Телепнева

Гармонь моя певучая!


На Руси в чести всегда были и стояли в особом ряду люди, умеющие красиво петь, играть на гармони, плясать, сочинять и исполнять частушки. Как правило, личности это были самобытные, яркие, незаурядного характера и интересной судьбы. Писатель Виктор Астафьев, размышляя об этом, сказал: «Где, из чего взять веру в завтрашний день, ведь она без народной музыки, без пляски, песни и радости невозможна». «Гармонь в России - как соловей, - вторит ему композитор Александра Пахмутова, полагая, что "только у нас есть такая птичка, в других странах - нету."



Например, в нашем Нефтегорске осталась всего одна «такая птичка», и зовут ее Мария Телепнева, отметившая в этом году 70-летие. Она единственная гармонистка не только в городе, но и в районе. Напой ей любую мелодию, и она моментально подхватит ее, уверенно поведет песню вслед за твоим голосом, да еще и сама напоет мотив – звонко, нежно, лирично, задушевно!

Спрашиваю Марию Дмитриевну, когда же, в какой поре потянулись ее руки к этому дивному инструменту?

- Было мне лет десять. Время послевоенное, трудное во всем жизнеустройстве нашей сельской семьи, - начинает свой экскурс в 1948-й год моя собеседница. - Не знаю уж как исхитрились родители, но, собрав грошики, купили старшему брату гармошку. Была она неброская, но звонкая, певучая, я бы сказала даже так – послушная. Вцепилась я в братнину двухрядку и начала пробовать нажимать на кнопочки. И вдруг неожиданно, после очередной моей пробы, стало у меня получаться что-то очень знакомое, родное. А когда угадала мелодию, то так и ахнула: да ведь это же «Барыня»! Жила тогда наша семья на чужой сторонке - в Талды-Кургане, куда из-за голода мы переехали поближе к маминой сестре.

Небольшой был груз у голодающих переселенцев, везли с собой только во что одеться да обуться и еще гармошку взяли. Брата оттуда, из Казахстана, проводили на службу в армию, и тут Мария возликовала – теперь никто не будет ей мешать подбирать лады на братниной гармони.

Первый свой концерт она дала после трехлетней отлучки в родном сельском клубе, где танцевали, пели, веселились под балалайку и гармошку. Маруся была еще подростком, поэтому побаивалась учителей, которые запрещали в таком возрасте ходить на танцы, но для юной гармонистки более взрослые ребята и девчата испрашивали специальное разрешение учительницы Марии Афанасьевны Афанасьевой.

- И когда я появлялась в клубе, передо мной ставили самый удобный табурет, подставочку для ног, и вечер открывался непременным вальсом «Амурские волны». А потом шла полька, краковяк, падекатр, тустеп. Молодежи собиралось много - в три круга, бывало, выстраивались, - с озорной усмешкой вспоминает Мария Дмитриевна. - В один из этих кругов, давая отдых пальцам и плечам, вливалась и я. А на смену приходили другие гармонисты или балалаечники, частушечники. Стены, стекла в окнах, полы – все звенело, пело и ходуном ходило от наших молодых голосов, горячих сердец и неутомимых ног. А ведь большинство из нас приходили на вечерки после тяжелой многочасовой работы. И ничего, эти вечера снимали с нас груз забот и бремя усталости.

С тех пор меня и понесло по волнам гармонных тактов. Шестьдесят лет играю, пою, и без музыки, песен хороших, задушевных, свою жизнь не представляю.

А жизнь не баловала Марию. Она словно специально подготавливала испытание за испытанием, видимо, полагая, что девчонка с певучей душой и звонким голосом сможет преодолеть все, благодаря этому ее природному дару.

Из села Высокого, что в Пестравском районе, где она родилась, выросла и подружилась с гармошкой-двухрядкой, ей была прямая дорога в Волжский народный хор… Дело в том, что в 1955 году в тогдашнем городе Куйбышеве проводился первый областной фестиваль сельской молодежи, и Марию, как самую способную к музыке и пению народных песен делегируют на этот фестиваль, где она успешно проходит первое прослушивание.

Мария Дмитриевна до сих пор помнит, что исполняла она песню «Позарастали стежки-дорожки». Ее включили на запись, и девушка, счастливая, окрыленная, вернулась домой. После второго прослушивания способную исполнительницу приглашают для работы в Волжский народный хор.

- Но моей дальнейшей карьере помешала, конечно же, любовь, - с легким вздохом сожаления поясняет Мария Дмитриевна. - И ради своего любимого, который просто не пустил меня, никуда я не поехала. Осенью сыграли свадьбу, а зимой я провожала мужа на службу в армию. Год еще не отслужил, как у нас родилась доченька.

Все бы хорошо, да вмешалась в нашу неоперившуюся семью свекровь. Наговорила сыну бог знает чего про меня. А когда разбежались, махнула я в Нефтегорск, которого тогда, в конце 50-х годов, еще и на карте не было, а были рейсы на «кукурузнике» с Осинок на новую площадку нефтеразведчиков. И стала я заведующей самого первого в рабочем поселке молодежного клуба «Юность». Какие мы концерты тогда готовили с нашей агитбригадой! Программа могла быть и на двадцать минут, и на два часа. И куда только мы не ездили! На буровые и стройплощадки, в поле, где тянули нитки нефте-газопроводов, и на промысли, на фермы и в мастерские, полевые станы и в сельские клубы – это уже в порядке шефской помощи. От своих корней мы не отрывались, да и как забудешь милую сторонку, если все мы, первопроходчики, были родом из крестьян. И песню русскую, народную чтили, любили, пели так, что слезу вышибало! Хорошую школу прошла я в те годы у лучшего музыканта, самодеятельного композитора Ивана Федоровича Мартынова, много лет посвятившего музыкальному образованию нефтегорской детворы.

Мария Дмитриевна, ставшая в ту пору Телепневой, еще не знала о том, что родится у них с Аркадием дочка. И станут Ирина и Елена первыми ее помощницами, опорой в ее вдовстве, когда схоронит она своего любимого Аркадия. Но беда, говорят, не приходит одна. Старшая Ирина после замужества жила в одном из городков близ Чернобыльской АЭС. Так получилось, что попала она после аварии под радиацию, и в тридцать с небольшим лет умерла, оставив сиротами двух детей.

- Отец у них оказался без руля и ветрил, - смахивает слезу Мария Дмитриевна, - так что нам со свахой пришлось оформлять опеку над внуками. По моему возрасту разрешили взять под свое крыло старшего Романа, а младшего опекает другая бабушка. Живем рядом, братья видятся друг с другом.

Так что, при желании всегда можно из беды путь правильный найти. И в этом мне всегда помогают песни. Грустно, а когда и невмоготу,- они, родимые, и развеселят, и утешат, и ободрят, и искорку надежды зажгут.

Именно с помощью своей неутомимой и безотказной гармошки Мария Дмитриевна Телепнева не только тешит свое сердце, но еще и зарабатывает кусок хлеба. Тридцать шесть лет прорабатала она в НГДУ «Богатовскнефть» ОАО «Самаранефтегаз» кладовщиком. Пенсию заработала, как и все ее сверстники 1938 года рождения. На жизнь для одной самой, может быть, и хватило бы, да надо поднимать, учить дальше внука, помогать и младшей дочке. В культурно-оздоровительном центре Нефтегорска она – штатный массовик-затейник.

Любое досуговое мероприятие не обходится без песенно-танцевальной программы, которую она готовит по своему сценарию, согласно тематике и проблематике. И всегда она на таких вечерах самая первая запевала и самая старательная исполнительница всех заявок отдыхающих. Здесь любят чествовать именинников, встречать за праздничным столом российские праздники, юбилеи, да мало ли найдется поводов, чтобы собрать ветеранов в теплый песенный и танцевальный круг.

- На Троицу вышла я к подъезду и только развернула меха, как вижу, бежит ко мне соседка Наташа Карабецкая и кричит: «Погоди, Мария, я с тобой!». И собрали мы в этот вечер всех обитателей не только нашего, но и соседнего дома. Пели задушевно, вспоминали первые годы строительства нашего городка, сожалея о том, что нефтегорцы все реже поют, и уже не сидят по-соседски на лавочках, не живут, как прежде, заботами других.

А еще она поет в вокальной группе «Задушевная песня» Дворца культуры «Нефтяник», которым руководит знаменитый в нашем районе музыкант и баянист Виктор Федорович Швейкин. Именно ему посчастливилось побывать в городе Иваново, где проходил всероссийский фестиваль «Играй, гармонь». Зато Мария Дмитриевна встречалась с братьями Заволокиными, когда они приезжали к нам на 35-летие города Нефтегорска. После концерта – в его программу было включено выступление Марии Телепневой с песней «Пойду, молода, погуляю»- они и познакомились. В знак признательности и уважения Геннадий Дмитриевич подарил ей свою книгу с автографом. Хранит она ее бережно, как самую драгоценную реликвию.

К своему инструменту отношение у нее самое трепетное. Одна гармонь у Марии Дмитриевны находится на ее рабочем месте, а вторая, подаренная, дома. И с этой гармонью у нее связаны самые теплые воспоминания.

- Как-то пришла ко мне одна женщина, зовут ее Тамарой, - рассказывает Телепнева, - и чуть ли не слезно просит принять в дар гармонь ее умершего мужа. Говорит мне: «Я знаю, что ты хорошо играешь, и я от души и от всего сердца ее тебе дарю». Как тут откажешь! Взяла в руки и обрадовалась – ну, прямо вылитая моя первая гармошка! Певучая! И лады, и басы, и кнопочки – все для моей руки! Недавно ездили с советом ветеранов нефтяников в Самару, так вот, все полтора часа без перерыва пели под мою гармонь. И еще бы пели, да надо было выходить.

… Я слушаю ее звонкий мелодичный голос и прошу назвать свою любимую песню.

- Они у меня все любимые и все вот тут, - она показывает на грудь, - живут словно ангелы. Недавно мы с нашей «Задушевной песней» разучили одну, прямо за сердце взяла, словно про меня она, про судьбу мою, - и моя героиня легко и нежно запела:

«Вьюга над Волгой завыла,
Снегом поля замела,
Я ли тебя не любила,
Я ли тебя не ждала.
Как мне хотелось по жизни
Рядом с тобою идти,
Но не сошлись и поныне
Наши дороги- пути…»


И снова мы возвращаемся к песне, вернее, к любимой Марией Дмитриевной передаче «Играй, гармонь», к уникальному наследию Геннадия Заволокина, которому Господь даровал талант «слышать» народную душу. Таким же талантом, не побоюсь этого утверждения, обладает и моя героиня, которая идет по жизни, не сгибаясь перед горестями и трудностями, достойно и скромно выполняя свой долг песенной подвижницы.

Мы прощаемся, но ненадолго. Прослушав запись нашей беседы на диктофоне, особенно место, где мы вместе напели «про Волгу и любовь», я решила напроситься в гости и записать все, что споет и сыграет мне Мария Дмитриевна. Это же такой богатейший материал! Заодно хотелось бы почитать ей стихотворение Геннадия Фомина «Русская гармонь»:

Когда играет русская гармонь,
Душа поет и с ней она сроднится,
А время то далекое, как сон,
С ее игрой в мои края умчится.
Вот потому так одинока ночь,
Она вдовой без гармониста бродит.
Светлеет ее темная душа,
Когда мелодию гармоника заводит.
И оживает сказочный напев,
Что вывели натруженные руки,
В нем русская широкая душа
Слилась в гармоники чарующие звуки.
Я знаю, что настанут времена,
И истина на землю возвратится,
Как в старину, околицей звеня,
Гармонь моя опять заголосится.


Автор : Антонида Бердникова (г. Нефтегорск Самарской области) 07 августа 2008

http://www.riasamara.ru/litera/23285/article29291.shtml